Брюгге. Или как называла его Кати на французский манер Брюж. Само название вкусное и мягкое, как бельгийская вафля, щедро политая шоколадом. Брюж. Время здесь остановилось несколько веков назад, словно, девица, уколов себе палец веретеном, забылась вечным сном, а вместе с ней заснули и дома, и деревья, статуи и птицы, в ожидании прекрасного принца. И вот лишь сейчас весь этот город пробудился вместе с принцессой от поцелуя настоящей любви.
Стоят, скромно озираясь по сторонам, старинные дома, с крышами-лесенкой, коричневым кирпичом и красными ставнями и не могут понять как они очутились в этом новом мире, спустя ни одно столетие.

Медовое ослепительное солнце заливает площади и играет солнечными зайчиками перед вами в утренних каплях росы. Не смотря на поздний завтрак, мы встречаем все еще спящих или только-только просыпающихся лебедей. Этот город пронизывают насквозь водные каналы, пышные ветки ароматной сирени склоняются фиолетовыми гроздьями до самой воды, белые лебеди с изящными шеями проплывают мимо нашей лодки, а на подоконнике бессменно дремлет старый пес.

Сворачиваем на пустынную улочку и попадаем в крошечную старинную церковь, с разноцветными витражами, сквозь которые проникают нежные лучи солнца, тот час окрашиваясь всеми цветами радуги.

Любопытные люди все пребывают и пребывают в этот дивный город, и вот уже одно за другим растворяется все очарование и волшебство, тонет в шуме разноязычных экскурсий, в толпе на узком тротуаре, в переполненных сувенирных лавках. Мы ныряем в какой-то ресторанчик, где аккуратная надпись мелом на входе зазывает и дразнит нас предложением подкрепиться мидиями. Несколько минут и вот перед нами уже огромные чаши, до краев наполненными ароматными моллюсками, традиционным картофелем и вишневым пивом. Рядом с нами пожилая пара, решившая пообедать, расправляется с моллюсками в несколько раз быстрее и нам остается лишь восхищаться их сноровкой.

Отправляемся отель, чтобы вернуться в этот город вечером, когда рассеется туристический морок, старинные дома окутают тишина и синеватые сумерки, и на улицы вернется сказка. По дороге заходим за настоящим бельгийским шоколадом в безлюдный магазинчик. Он встречает нас тысячью сортов сладостей и приветливыми продавцами, не в пример забитым магазинчикам с дешевыми сувенирными шоколадками. От изобилия разбегаются глаза и чувствуешь себя Гензель и Гретель, которые только что нашли в лесной чаще прекрасный пряничный домик злой колдуньи, хочется попробовать все, и вот эти конфеты с маковыми рисунками на них, и вот эти с начинкой, а еще вон те в форме сердца из темного шоколада. Уходим оттуда довольные с тяжеленькой коричневой коробкой, где лежат 70 шоколадных конфет.

Долгожданный вечер, солнце спряталось за тучи, улицы опустели, кое-где уже зажгли желтые фонари, а кое-где еще слышится цокот копыт и стук колес от повозок, которые катают всех желающих. Брюгге преобразился, стал совершенно другим, сказочным и старинным, когда его покинули все те, кто приезжал сюда днем. Мы гуляли по практически безлюдным главным площадям, бродили по узким улочкам, нашли маленький, но совершенно очаровательный дворик, где цвели красные и белые вьющиеся розы, и сиреневые колокольчики. Мы были там одни и даже не знали можно ли было нам быть там. Мы вдыхали запах цветущих каштанов, наблюдали как город обнимают сумерки и любовались лебедями, которые в этот раз не спали, но некоторые из них уже явно собирались отправится в объятия  Морфея. Мы искали здесь красный цвет, которым Брюгге был буквально пронизан, от дверей и оконных ставен, до велосипедов, тюльпанов, роз и автомобилей. Именно в этот вечер стало понятно, за что многие так любят этот город или только мечтают тут побывать.